Жалобы и отзывы » Другое » Мама-могила

Жалоба / отзыв
Ннцмд
Мама-могила

НАУЧНОМУ ЦЕНТРУ МАТЕРИНСТВА И ДЕТСТВА
г. Астана.

Эта история для всех «БЕССМЕРТНЫХ» людей. Для тех, кто убежден, что в их жизни никогда ничего не случится. Что именно они - счастливчики судьбы. Что все плохое может происходить вокруг, но не у них. Что они уж точно проживут только прекрасные моменты в своей жизни.
Так же, для тех женщин, которые носят жизнь под сердцем и доверяют ее врачам.
Я была именно таким человеком…
Планы на счастливое будущее
Мы с мужем живем уже более 10 лет. У каждого из нас есть детки от первых браков. Поэтому с беременностью мы не спешили и радостно проживали свои первые, счастливые 10 лет, в полной мере наслаждались совместной жизнью. Мы растили мою прекрасную дочь, получали удовольствие от любимой работы, развивались и были полны энтузиазма.
Спустя 10 лет, мы почувствовали, что готовы и очень хотим совместного ребенка. Нам даже не пришлось говорить об этом долго. Беременность не заставила себя ждать, заветные две полоски появились сразу. Еще не зная кто у нас будет, мы оба чувствовали, что это девочка.
Мы были счастливы!
Формальности ведения беременности
Сразу же встал вопрос о том, куда же в нашем прекрасном городе лучше всего встать на учет. Хотелось для своего ребенка выбрать сразу все только САМОЕ лучшее. Конечно же с Научным Центром Материнства и Детства никакое другое учреждение не сравнится. Там и ведение, и родильные палаты и лучшие врачи и все, что только можно пожелать. Красивый центр с огромными пальмами. Кабинеты оснащены по последнему слову техники. Можно долго еще перечислять все ВИДИМЫЕ плюсы этого центра. В общем он для нас казался вне конкуренции по сравнению с другими Перинатальными Центрами.
Первым делом мы направились именно туда. Сделали первое УЗИ. Испытали уже второе счастье, (после двух полосок), от слов: «Плодное яйцо в полости матки»!
Мы ознакомились с условиями договора: оплаты, маршрутные листы и прочее.
Далее руководитель центра посоветовала нам заключить договор с ними при наступлении 12 недель. Нужно было дождаться, чтобы сердечко у нашей крошки забилось.
Первый тревожный звонок
Спустя 3 дня, с момента посещения НЦМД у меня начались кровянистые выделения. От испуга, что что-то пошло не так, мы с мужем незамедлительно вызвали скорую. Меня увезли. По результатам осмотра гинеколога, никаких видимых отклонений не было. Я была направлена на УЗИ, на котором, не смотря, на мои переживания мне впервые сообщили, что сердечко у малышки уже бьется. Это была радость, которая граничила со страхом. Ведь поУЗИ так же никаких особенностей не отметили. Не было никаких гематом, которые как правило бывают при легких выделениях. Мне назначили Дюфастон- гормон беременности и отправили домой, конечно же со словами: «теперь вставайте на учет».
Промежуточное знакомство.
В силу своей профессии (я являюсь директором по продажам в магазине для беременных и кормящих мам 4mums) у меня есть рабочие контакты с Руководителем отделения по платному ведению беременности в Перинатальном Центре №3, который находится прямо рядом с нашим офисом, и коль уж мы еще не встали на учет, я решила поделиться своими тревожными симптомами с Сабирой Муратовной (ПЦ3), которая в свою очередь предложила мне пройти курс дневного стационара для поддержания и сохранения этой беременности. Именно так я и поступила. Ежедневно в течении недели, я проходила курс лечения. Были назначены капельницы магнезии, чтобы исключить гипертонус матки, так же я продолжала пить Дюфастон по схеме, плюс ко всему добавили вагинально Урожестан. И были приняты 2 таблетки Тринаксы. Спустя неделю выделений стало меньше и послушав врачей дневного стационара, которые говорили, что иногда так бывает, что это может что-то опорожняться, и эти симптомы еще не говорят о том, что я потеряю ребенка, я успокоилась.
Посмотрев дополнительно условия договора по ведению беременности в ПЦ3 (для сравнения) мы с мужем все же решили, что НЦМД- это именно то что нам нужно.
Гостеприимный НЦМД
Приехав в НЦМД, мы направились к Руководителю центра. Напомнили ей, что мы уже знакомы, что сердце у нашей малышки уже бьется и мы готовы вставать на учет. Конечно же мы рассказали о том, что были тревожные выделения и недельный курс дневного стационара. Прослушав, эту информацию, Руководитель центра сказала: «Зачем Вы пошли в другой ПЦ, у Нас САМЫЙ ЛУЧШИЙ дневной стационар»! Это звучало очень уверенно, но так как стационар нам уже не нужен, единственным желанием было, это поскорее прикрепиться к врачу гинекологу и встать на учет. Руководитель центра незамедлительно познакомила нас с Майшиной Мадиной Шарипбековной со словами: «Вот Вам отличный Врач». Мы прошли на первый прием уже к своему, самому лучшему врачу.
После первого осмотра я была уже на 100% удовлетворена. Врач мне понравилась. Она послушала о моих первых тревожных признаках, произвела осмотр на кресле и успокоила меня: «Шейка матки закрыта, сердцебиение есть, НЕ БЕСПОКОЙСЯ, выделения постепенно прекратятся, так иногда бывает».
Подписав договор, мы оплатили первый триместр и получили маршрутные листы на все первые стандартные процедуры и анализы.
После прохождения всех стандартных процедур, мы окончательно успокоились. УЗИ, Кровь и все остальные анализы были в полном порядке. Тревожные признаки в виде кровянистых выделений полностью исчезли.
Мы в надежных руках.
Теперь наша жизнь приняла обычное течение. Мы точно знали: что и как, и выбрали для ведения и дальнейшего рождения своей малышки, САМЫЙ лучший, ПЦ в городе.
Конец первого триместра пролетел незаметно. Наступил уже второй триместр. Мы продлили договор и продолжали следовать всем плановым назначениям своего врача.
Постепенно появлялся животик, я уже ощущала свою крошку мелкими шевелениями, как Рыбка Хвостиком, она давала мне знать о себе каждый день.
Кто же у нас будет?
На все последующие УЗИ мы ходили с мужем вместе, нам с удовольствием делали первые фото нашей крошки. На УЗИ в 22- 24 недели мы взяли с собой свою старшую дочь, так как именно на этом УЗИ нам должны были озвучить пол ребенка.
Мой муж и дочь уселись на стульчики в кабинете УЗИ рядом со смотровой кушеткой и приготовились к просмотру самого лучшего короткометражного фильма в мире. Им только попкорна не хватало.
Врач приступила к осмотру. Говорила все необходимые размеры для внесения их в результат, а муж не мог сдержаться даже в течении первой минуты: «Видно кто у нас? Пол?»
Врач немного улыбнувшись: «Подождите, я смотрю сверху вниз, не дошла еще до этого места».
После того как врач посмотрела все что было нужно, она повернула монитор к Зрителям, которые и так свои вытянули шеи чтобы больше видеть. Врач начала показывать ручки, ножки, животик. Наша крошка повернулась прям как на показ. Смотрела именно в монитор. Демонстрировала нам различные гимнастические приемы в виде задирания ног за уши. Муж, не совсем понимая, как это так, уточнял и получал ответы от врача о том, где и что, и о том, что детки в этом возрасте очень пластичные. Врач отметила тот факт, что малышка активная.
Потом сказала про то, что пол ребенка мы можем узнать по ТОРТУ. Сейчас можно заказывать торты и разрезая их в кругу всей семьи видеть цвет начинки, который говорит о том, какого пола ребенок. Но так как вся наша маленькая семья была в сборе, мы отказались от новомодного предложения и попросили сказать именно сейчас.
ИИИИИИ мы услышали «ДЕВОЧКА». Раздались аплодисменты моих зрителей! Неугомонный муж уточнял: «ТОЧНО?» врач детально очертила ему на мониторе прелести нашей ДЕВОЧКИ!
Наслаждение
Второй триместр шел на ура. Я была полна сил. Совершенно забылись первые тревоги. Моя фигура была просто ШИКАРНА. Животик округлялся. Вес пропорционально рос. Я не чувствовала никакого дискомфорта. Мой врач на каждом приеме напоминала мне про то, как нужно делать тест на шевеление:
«Вечером после ужина нужно ложится на левый бочек и считать количество шевелений. За 2 часа малышка должна производить не менее 10 шевелений».
Все наши подсчеты сопровождались ритуалом. Вечерний ужин, ложусь, муж усаживается рядом на пуфик, и мы начинаем общаться с нашей доченькой. Она никогда не заставляла себя ждать. При поглаживании отвечала взаимным поглаживанием изнутри. На голос - пеночки. На шоколадку, так же активные движения.
Такое общение было нашим ежедневным ритуалом.
Так случилось что, просто не задумываясь, мы открыли в интернете список имен для девочек и мгновенно – оба с мужем увидели там имя нашей девочки: АРИНА-АРИШКА-ОРЕШЕК. Это имя значило, что дочка очень нежная, еще и по знаку зодиака выпадало на Рака, а девочки раки безумно любят свою семью, год рождения – Собака- преданная отзывчивая.
Все кричало нам о том, что наша доченька уже сейчас любит нас так жесильно, как и мы ее.
Это конечно же наши сентиментальные фантазии, но смаковать все вышеперечисленное было очень приятно.
Второй тревожный звоночек.
Подходил к концу второй триместр 27-28 недель. Все плановые посещения моего САМОГО ЛУЧШЕГО врача я соблюдала. Оставалось 2 недели до наступления моего Декретного отпуска. Я с уверенностью просматривала сайты производителей колясок, кроваток и всего необходимого для моего Орешка. На слова бабушек о том, что заранее ничего брать не нужно, я не реагировала и планировала с уходом в декрет обязательно купить для нашей крошки все самое лучшее.
Наступала долгожданная весна, это еще больше усиливало предвкушение моего Декрета.
Перед тем как уйти в декрет, мне предстояло идеально подготовить и передать все рабочие дела. Завтра мне предстояла командировка в г. Шымкент. Но вечером, когда мы с мужем, как было уже заведено, подготовились к общению с нашей куколкой, она почему-то ответила нам слабенько. Пинала меня уже не в стороны, а только вниз (тазовое прилежание) вялобарахталась ножками. Я сразу вспомнила слова врача, что шевеления- это главный признак того, что с ребенком все в порядке. Нас с мужем насторожило поведение Аришки. Конечно же мы как заботливые родители на следующий день запланировали внеплановое посещение НЦМД.
На утро (26 марта), по стечению обстоятельств, я в спешке выложила свою обменную карту, в которой был записан личный номер моего врача Майшиной М.Ш., но у меня был номер телефона Заведующей отделения Айгуль Замирбековны, которой я написала о том, что малышка очень плохо двигается со вчерашнего дня, а мне предстоит поездка и я хочу заехать в центр для того чтоб ее посмотрели через УЗИ. Заведующая отделения мгновенно отправила мне контакт моего врача и сообщила о том, что она уже предупредила что я приеду. Мы поехали в центр. По приезду я рассказала врачу, что шевеления слишком слабые и мы направились в кабинет УЗИ. Была очередь, но Майшина М.Ш. меня провела.
Врач УЗИ Баян Орынкызы спросила: «Что случилось?»
Я повторила: «Со вчерашнего дня малышка пинает очень слабо, она от чего-то СТРАДАЕТ, я чувствую, что что-то не так!»
От УЗИ врача последовал ответ: «С чего Вы взяли, что она без конца должна Вас пинать, и что, она прям страдает!?» - с этими словами она приложила УЗИ аппарат и включила мне звук сердцебиения малышки: «Сердце бьется, все нормально». После этих слов я расплакалась: «А почему она не пинает?» врач УЗИ подтолкнула малышку прибором через живот, и я увидела, как Аришка зевает: «Разбудили мою ягодку» - я продолжала плакать.
Майшина М.Ш уточнила у УЗИ врача: «Ничего особенного не видишь?», та ответила; «НЕТ».
В общей сложности на мой тревожный сигнал УЗИ врач потратила не более 2х минут, убедив меня в том, что сердце бьется, а это значит все нормально. После последовали слова: «Не накручивайте себя, через 2 недели приходите на ДОПЛЕР» и врач ушла звать других мам на плановый осмотр. Мне никакого заключения не дали, я так поняла, что я без очереди и это не предусмотрено. Хотя до этого, меня заверяли что нужно отслеживать шевеления и не важно, чуть ли не днем и ночью незамедлительно обращаться. Я так и сделала. О том, что меня примут за паникершу, я не думала. Ну что ж, они же доктора, знают, что делают, это самый лучший центр и я им доверяю.
Я уехала в командировку.
С того дня Ариша шевелилась так же слабо. Моя внутренняя тревога уже не прекращалась, но я успокаивала себя словами врачей: «Не накручивайте себя» и вспоминала картинку как она зевает. Пыталась успокоить себя тем, что она у меня такая соня и с прибавлением в весе ей становится меньше места и возможно из-за этого она меньше пинается. Вечерами я так же беседовала с ней и радовалась каждому ее хоть и слабому движению: «Соня ты моя, люблю тебя крошка»!
Материнское сердце не обманывает
Так прошло 2 недели, я была уже дома, каждый вечер мы с мужем продолжали разговаривать с нашим солнышком, в буквальном смысле будили ее.
12 апреля, за неделю до планового посещения врача, Аришка слабо пинала меня днем, а к вечеру стихла. Мы поужинали и поскорее устроились для беседы с ней. НО она молчала. Мы видели только мой пульс в животе.
«Снова спит?» - с надеждой произнес муж. Я сказала, что завтра утром снова поедем внепланово, пусть думают, что я накручиваю себя, но убедят меня снова в этом.
Ночью мы оба проснулись, и муж спросил: «Не пинала?» я ответила «нет» и дикий страх пронёсся по всему телу. До утра мы пытались отгонять все дурные мысли. Говорили, что врачи же знают, когда говорят: «С чего вы взяли что она постоянно должна пинать?!».

Наконец то настало утро. Так как НЦМД находится очень далекоот нашего места жительства, мы решили заехать в ПЦ 3, который в шаговой доступности для того чтобы послушать сердечко нашего Орешка. Возможно мы решили заехать именно в ПЦ 3 потому, что ни мне ни мужу было не приятно предвкушать очередные ухмылки со стороны УЗИ врача НЦМД. Так как в прошлый раз нас выставили паникерами.
Мы приехали в ПЦ3 я попросила Сабиру Муратовну послушать мою крошку. «ООО, ты прям Женщина» - сказала она. До этого я прибегала к ней как девчонка, а здесь видимо мой СТАТУС в виде живота натолкнул ее на эти слова: «Пойдем быстренько на КТГ». Слово КТГ я услышала от нее впервые «ЧТО ЭТО?»
«Это аппарат на котором мы послушаем сердечко и определим динамику сердцебиения».
Мы вошли в кабинет, и на меня начали устанавливать устройство КТГ. Врач искала сердце по всему животу. Спрашивала ела ли я. И продолжала прижимать устройство по всему животу. Ритм был слышен, я немного выдохнула, но, когда она отошла мне показалось что это ритм моего сердца, для Аришки он слишком медленный. Кардиограмма пошла из аппарата. Врач снова подошла и говорит: «Зайди-ка в УЗИ кабинет, пусть покажут область сердца, а то одна цифра не горит». Она завела меня на УЗИ со словами: «Девчат область сердца определите», я легла на кушетку.
А в ответ тишина
В этом кабинете УЗИ был предусмотрен дополнительный дублирующий монитор на стене рядом с кушеткой. Мне показалось это очень удобным для врача, чтоб без конца не крутить свой монитор. Я смотрела на экран и не видела яркого красного круга с импульсами.
Врач убрала аппарат и спросила: «У Вас Дети есть»?
Я по-прежнему с надеждой глядя на уже пустой монитор: «ДА, дома Дочка 12 лет».
Едва договорив эти слова мое сердце оборвалось: «НЕ БЬЕТСЯ???» повернувшись к врачу спросила я.
Врач молча покачала головой и схватила меня за руки, которыми я набросилась на свое лицо.
С диким воем я, не помня себя пробежала вниз по лестнице, и подлетела к мужу: «НЕ БЬЕТСЯ, АРИНА УМЕРЛА».
«КАК?» - дальше туман. Мы долетели до самого лучшего НЦМД и прямо в коридоре натолкнулись на Заведующую. С Повторными криками «НЕ БЬЕТСЯ, НЕ БЬЕЬСЯ» мы оказались в кабинете УЗИ в котором это еще раз подтвердили. В кабинет зашла Майшина М.Ш., произнеся, что – то, вроде: «Блин», проговорила с Заведующей и меня незамедлительно повели оформляться в Дородовое отделение.
Я что-то подписывала, не видя из-за слез что именно и еще не знала, что меня ждет, уже все было неважно. Душа рвалась на части. Муж как моя тень был рядом и пытался хоть как-топонять, как такое может быть.
Не в силах поверить
Нас завели в палату дородового отделения. Ко мне зашла Майшина М.Ш. и сказала, что мне предстоят роды и моим врачом в этом отделении будет какая-то … имени я не запомнила, и это оказалось неважным, так как этого врача я увидела всего один раз и больше не видела. Майшина М.Ш сама посмотрела состояние моей шейки на кресле и сказала, что дадут какие-то таблетки, на которые я должна откликнуться. Я спросила сколько это займет времени: «Сегодня дадут, может быть сразу может через сутки может на вторые сутки». Больше ничего я не знала и даже не понимала, о чем спрашивать. Майшина М.Ш. ушла, а меня позвали к врачу. Врач имени которой я не помню сказала, что в 3 часа дня мне дадут таблетку, от которой у меня начнется открытие шейки матки для родов. Первая доза на сегодня 1 таблетка, если понадобится вторая, то, завтра. Это была Пятница 13.
Я вернулась в палату и попросила мужа съездить купить мне все необходимое для роддома. Муж, не помня себя поехал что-топокупать. Я заблокировала свои мысли и быстро накидала ему список в Ватсапп.
Сорочка, халат, пеленки, салфетки, прокладки, полотенце и что-то еще.
Он прилетел назад очень быстро с горестными словами «Никогда не думал, что ТАК буду собирать тебе сумку в роддом». Я переоделась и ждала приема первой, и как я наивно тогда думала, последней таблетки. В 3 часа ее принесли. Пока муж ездил и собирал мне сумку, ко мне заходила врач эндокринолог, осмотрела меня и сказала, что я очень сильная. Я не очень хорошо помнювсе ее слова, но точно могу сказать, что на тот момент это был единственный врач, который отнесся ко мне как к человеку с сочувствием в голосе.
МАМА –МОГИЛА
Мне принесли таблетку. С этого момента начался отсчет. Муж с ужасом смотрел на меня и на вид палаты, обустроенной по последнему слову техники, и говорил, что не представляет, как можно меня оставить. Мы написали Майшиной сообщение, с просьбой остаться мужу со мной, чтобы я не сошла с ума. Нам разрешили.
Палата была двухместная, но вторую кровать сразу укатили. Потом зашли какие-то 2 врача. Парень молодой и девушка, и сказали, что я рожу в течении 2х суток. Мы не знали, что еще спрашивать, и они быстро ушли.
Все. Ожидание неизвестно чего. Да мы на тот момент еще ничего и не ждали. У меня просто без остановки лились слезы, а муж на глазах покрывался сединой и его лицо становилось серым. На улице темнело и в палате становилось все более жутко.
Мы легли на одну кровать с нашей уже мертвой доченькой. Живот был каменный, но по привычке, прикладывая руку мужа, нам показалось что Аришка толкнулась. Сердце сжалось, но мы оба понимали, что это фантомные шевеления. Может в тот момент она попрощалась с нами махнув уже мертвой ручкой. Наступила самая длинная ночь.
Подушки у нас не было. Было 2 одеяла, одно из которого муж скрутил нам под голову. Мы лежали все втроем, и просто издавали по очереди горестные стоны. Я-то ложилась, то вставала и смотрела на свой самый ШИКАРНЫЙ в мире животик. Я ощущала ее внутри, и понимала, что она мертва. Словами не переедать как это страшно. Не хватит никакой бумаги чтобы описать то, что мы пережили за эту ночь.
На следующее утро пришел уже совершенно другой врач, она была дежурная в эти выходные. Никаких изменений за сутки со мной не происходило. Она посмотрела живот и сказала, что дадут в 3 часа вторую таблетку и если шейка матки откликнется, то я рожу. Я спросила: «А если не откликнется?» Она сказала «откликнется!»
Когда я начинала что-то говорить, в мои опухшие глаза сразу накатывали слезы. Глядя на это, Дежурная врач Фарида Нуркасеновна произносила слова, которые я до сих пор не могу понять. Вернее, суть мне понятна, мне не ясно только почему она мне это говорит. Это Утешение? Это Издевательство? Я еще не знала, что будет череда врачей, которые будут нести непонятный для меня бред.
Именно эта врач первая начала произносить убийственные для нас слова «УТЕШЕНИЯ» :
«Это малое горе, может хорошо, что ребенок не родился, Вы же не знаете, какая бы она была, а вдруг больная, это было бы еще хуже всю жизнь растить больного ребенка»
Мы слушали ее и пытались понять, с чего она вообще произносит такие слова, ведь никаких отклонений в развитии нашей крошечки не было.
Мне принесли вторую таблетку. Муж поехал домой за подушкой, так как понимал, что если нам предстоит еще одна такая ночь, то у меня просто не останется сил. Для того чтоб я хоть немного поспала он привез ее. Попытался создать мне хоть какой-то комфорт. Тишина была невыносимой.
Нам приносили еду, которую он впихивал в меня, а я в него. Мы были вместе и все делили пополам. И кровать и еду и горе. Отходить от меня он очень боялся, понимая, что моя нервная система может не выдержать.
В этот день (суббота) к нам зашла Майшина М.Ш. Она с негодованием говорила слова, которые звучали для меня вопросительно: «Не понимаю, чего ребенку не хватило, помните в начале, были выделения, может с плацентой что-то было, но вроде раскачали ребёнка, все шло хорошо, что не так, не понятно». я напомнила ей о том, что я же чувствовала, что она плохо бьется всего 2 недели назад, но эту тему Майшина М.Ш.почему-то не особо поддерживала, и говорила, что сердце же билось.
Муж спрашивал, не вредит ли моему здоровью то, что ребеночек наш уже не живой так долго находится в моем животе. На эти вопросы Майшина М.Ш отвечала рассказами что заграницей вообще не вызывают роды при внутриутробной гибели плода. Это не вредит моему здоровью.
С каждым созревавшем или у меня, или у него в голове вопросом, я начинала думать о том, ПОЧЕМУ врачи сразу не объясняют все. Почему мы сутки ничего не понимаем и даже не представляем, что нам предстоит. Мы все узнавали кусочками и то только после того как сами что-то спрашивали.
Наступил вечер, Дежурный врач снова зашла. Вторая таблетка не действовала. Она снова проговорила убийственные слова «Утешения» : «Это малое горе. Есть вещи, которые мы не можем объяснить, на все воля божья» и ушла.
Я никак не ожидала слышать от врачей слова про бога. Пусть мне это говорят пожилые родственники или батюшка в церкви, а вы же врачи. Ну хоть какое-то научное объяснение должно быть. Но ничего научного я не слышала.
Вторую ночь мы снова спали втроем. Моя мертвая доченька по-прежнему находилась у меня в животике. Чувство боли, горя и страха, присоединились к нам и стали частью нашего существования там. Мы ничего не могли поделать или изменить. Мы были бессильны.
Воскресение так же прошло в невыносимом ожидании. У меня начиналась паника. Почему вторая таблетка не действует, и никто ничего не предпринимает. Но и здесь я еще не понимала, что у Врачей, же выходные, и, то, что я рожу за сутки, или двое - это маловероятно, хотя и возможно. Им, наверное, удобно дотянуть до понедельника.
Один раз за воскресение моя матка сократилась. В этот день была снова другой врач. Войдя в палату, она спросила, что мой муж там делает. Мне было странно что они не передают информацию по смене. Она была как робот, нехотя посмотрела меня, я спрашивала, почему таблетка не действует, ведь мне говорили, что я рожу за сутки, максимум за двое. На эти вопросы она с каменным лицом сказала, что это не факт. Все зависит от организма. Но почему мне тогда не сказали в самом начале, что это не факт. Почему так уверенно говорили, что максимум двое суток?
Вечером я почувствовала вторую схватку и попросила ее хотя бы посмотреть меня на кресле. Она сказала: «Мне не трудно, но что толку» - это ужасно, но я настояла. Она посмотрела и сказала: «Открытие 1 палец, шейка не в родах, если хотите, переведу вас в родовое отделение». Что значили эти слова одолжения «Если хотите». Разве нет показаний для перевода в родовое отделение и все делается как мы хотим, лишь бы отстали от нее? Мы сказали что хотим, так как еще ночь без каких то изменений мы были морально не в силах пережить. И нас в качестве одолжения перевели в родовое отделение поздним вечером в воскресение.
Впереди еще одна мучительная ночь. Мужа снова попросили туда пропустить. Кровать там не позволяла уже лечь вместе, поэтому он лег на полу на тренировочный мат.
Теперь уже мы были узниками родовой палаты.
Врачи отдохнули и вернулись с выходных
Наступило утро понедельника. Прошло трое суток. Схватки у меня больше не повторялись.
Начались движения по коридорам. К нам начали заходить врачи, причем снова другие. Задавали уточняющие вопросы. «Что я принимала, когда что было, как расположен ребенок, какая неделя»?
Почему мне каждый раз новому врачу приходилось говорить и пропускать сквозь уже измученную душу одну и туже болезненную для меня информацию? «Дочка не двигается с 12 числа, принимала таблетки 2 дозы, тазовое предлежание, 29 недель».
Я думала, что это есть в истории. Все должно быть записано. Почему они не читают? Или они читают и сомневаются, поэтому каждый раз переспрашивают. Или не знают, что еще говорить. Каждый раз одни и те же вопросы, которые доводили меня до слез. Кто выдержит столько раз повторять о смерти своего ребенка?
В итоге мне сказали, что в 10 утра будет консилиум, на котором решат по какой схеме будут вызывать у меня роды.
Я спросила: «А разве эти 2 таблетки в пятницу и субботу, не должны были меня родоразрешить?»
Мне ответили: «Нет, с чего вы взяли, это была просто подготовка вашей шейки, а вот сегодня уже начнем давать препараты для вызова схваток»
У меня полились слезы, а они ушли на конференцию.
Как так? Почему и зачем мне говорили иначе? Почему мне ничего не объяснили? Зачем такие муки пустого ожидания? Сказали бы сразу, будете лежать до понедельника, я бы это один раз пережила и не убивалась бы изо дня в день.
Мы считали минуты в своей новой камере пыток.
После 10 утра снова вошли врачи и сказали, что конференция прошла, будем давать препараты (названия которых я не запомнила) каждые 4 часа. Я с ужасом спросила: «сколько это еще продлится?», мне сказали до 8 доз, подсчитав в уме 8*4=32. Это означало еще возможно больше суток. Мне стало плохо, ужас уже был частью меня, и я спросила:
«Кто мой врач?»
- одна из врачей сказала: «Я, если родите в мою смену»,
- «А сколько продлится Ваша смена?»
- «До утра»
- я, сложив руки на груди сказала:
- «Господи Хоть бы в Вашу смену»
Я не знала, что это за врач, но уже молила бога, чтобы больше они не менялись.
Я спросила: «Как будут проходить роды?»
Она сказала: «Как обычно, будем ждать полное открытие»
- «Но ребенок же всего килограмм, зачем 10 пальцев»?
От того, что я ничего не знала, я пыталась успеть задать ей больше вопросов, так как понимала уже, что если я не спрошу, мне никто ничего не объяснит. Я кусок мяса и это их работа.
- «Нет, нужно 10 пальцев. Роды будут как обычные, только выйдет плод быстрее, так как маленький».
Врач ввела вагинально мне первую дозу и ушла на первые 4 часа. Мне вторая акушерка, Гаухар измерила давление.
Схватки начались практически сразу. Их первый интервал был 30-40 минут и они держались не дольше 20-30 секунд. Так как я уже рожала, я прекрасно знала, как их считать – схватки, и морально готовила себя к их усилению. Вспоминала дыхательные техники, которые позволяют их облегчить, движения на мяче, и использование стенки. Муж посмотрел точки, нажимая и, массируя которые он так же сможет мне снять болевые синдромы.
Но мы еще не знали, что нам предстоит пережить.
Душевная боль сменилась на физическую
Мне было не страшно, я хотела, чтоб этот кошмар поскорее закончился. Моральных сил уже не было, я уже не понимала, когда я плачу, а когда нет. Слезы самопроизвольно то проступали, то высыхали.
Шли первые 4 часа. Частота схваток усиливалась Болевые ощущения становились все сильнее. За первые четыре часа схватки участились до 15 минут. Строго по графику ко мне зашла врач (за 4 часа она не заходила ни разу) произвела осмотр и сказала: «Отлично - 2 пальца, если так пойдет, то можем на второй дозе завестись». Поставила мне вторую дозу и снова ушла.
Пошли вторые 4 часа. 15 минутный интервал практически за час сменился на 10. За второй час на 7 минут и в такой же динамике она продолжали усиливаться. Через два часа боль стала очень сильной, и я начала предпринимать дыхательные техники, но они почему-то не работали. Я просила мужа массировать нужные области, но это тоже не помогало снизить болевой синдром каждой последующей схватки. Вторые 2 часа я уже начинала стонать, схватки шли каждые 2-3 минуты и были нестерпимо болючими. В этот промежуток времени мои акушерки сменились. На место Айгерим заступила другая. Снова одно и то же переспросила. Айгерим радостно закончила свою смену.
Я крючилась от боли. Вторая акушерка посчитала схватки и сказала: «Нормально – 2 -3 минуты». Обращалась ко мне на ТЫ. Это было очень неприятно. Я изнемогала от боли, ничего не помогало. Меня ведь не предупредили, что от того что я трачу силы на дыхание и прочее, сила схватки и боль не уменьшится, так как препарат искусственно разрывает мой организм. Я стала комком нестерпимой боли, и ждала, когда закончатся эти 4 часа и наконец придёт врач.
Итого, вторые 4 часа (уже 8) закончились. Зашла врач я уже начинала кричать не в силах сдерживать боль. Она посмотрела меня и сказала то, что ввело меня в истерику:
- «Хорошо, динамика есть, уже свободно 2 пальца»
- «Как 2 пальца? 4 часа назад было 2 пальца? Я не выдержу»
Она, чуть не рявкнув:
«А что Вы хотели? Динамика есть, поставлю 3 дозу». Поставила и ушла.
Потеря рассудка
Это было ужасно. Сил не было уже, но еще третьи четыре часа. Я продержалась еще 2 часа. Между схватками уже почти не было перерывов, максимум 5 – 10 секунд и снова. Я начинала терять рассудок. Муж в диком ужасе пытался мне помочь. Мой голос был не человеческим. До сих пор у меня по этим часам провалы в памяти. Муж говорил, что моя сорочка уже насквозь мокрая. От каждой схватки он чуть не поднимал меня, потому что я скручивалась на полу и была уже готова умереть от боли.
Я кричала: «Режьте меня, я не вынесу». Акушерка заходила пару раз и говорила: «Олеся- успокойся» -все так же на ТЫ. Я умоляла сделать мне обезболивающее, но мне говорили, что нет никаких обезболивающих.
- «Сама родишь»
- «Зовите врача, зовите» - кричала я от боли
. Но врача никто не звал. И так еще почти час. В итоге от того что я, наверное, кричала на все отделение, врач все-таки соизволила прийти на 40 минут раньше и с недовольным лицом уложила меня для осмотра.
Я умоляла: «Сделайте обезболивающее, помогите, проколите пузырь, я не выдержу»!
Ее глаза округлились, и она сказала: «А ты уже рожаешь, полное открытие тужься»
Муж прижал меня к кровати. Я один раз потужилась и ребёнок в буквальном смысле вылетел из меня за 1 схватку.
В итоге не известно сколько времени она стояла у меня в родовых путях и ждала прихода врача. Об этом я тогда не думала, у меня что-то зазвенело в голове и мне показалось что я тронулась умом.
Полная пустота.
Наше сокровище
Муж смотрел и считал вместе с врачом количество витков пуповины на шее у нашей крошки. Врач сказала: «Шестикратное обвитие, впервые такое вижу» и перерезав пуповину отдала малышку акушерке.
Краем глаза я увидела ее на пелинальном столике и сказала: «Пожалуйста, не уносите и покажите мне ее».
Мне очень больно сейчас писать все это.
Акушерка поднесла мне ее. Она была совсем крошечная. Наша ягодка, Наша Аришка, Наше счастье. Я рассмотрела ее личико, мне было совершенно не важно, что она выглядит еще совсем не так, каквыглядят доношенные детки. Меня не пугало ничего. Она совсем не виновата, что ей пришлось четверо суток разлагаться у меня в животе. Это была наша малышка. Самая лучшая и красивая во всем мире. Муж сказал, что нижняя часть личика у нее точно в меня. А мне показалось, что верхняя часто точно в него. Я пыталась смотреть, но слезы застилали глаза. Малюсенькие ручки, черненькие волоски. Едва видимые реснички.
Акушерка снова забрала ее на пеленальный столик, «Рост 40 см, вес 1кг-35гр, время 21:20»
Муж стоял уже с ней рядом и продолжал рассматривать наше сокровище. Говорил: «Маленькая наша, Прости нас»
Врач нажимала мне на живот, она тянула плаценту. После того как плацента вышла, я спросила, ничего ли не осталось?
Вера во врачей меня окончательно покинула. Я спрашивала уже обо всем, так как боялась, что во мне, что - то оставят. Она заверила меня:
«Да, Все вышло» и ушла. Больше я ее не видела.
Если сложить все время за почти 12 часов, и сложить ее присутствие то выходит, что в общей сложности она уделила мне не более 20-30 минут.
Малышку унесли, я не заметила, что была уже под капельницей. 2 часа я пролежала, за это время акушерка пару раз заходила и давила со всей силы мне на живот. Я знаю, что так нужно, но из-за того, что я была уже не способна переносить боль, я стонала, а она, как и прежде на ТЫ говорила: «Убери руки Олеся»
Потом, пришла санитарка, вытерла меня и сказала собираться. При этом успев рассказать историю, что у нее тоже, кто-то, где-то так потерял ребенка. Зачем они вообще открывают рты?
Физическую боль снова сменила душевная
Муж собрал все и нас повезли в послеродовое отделение. Там снова новые врачи, которые не хотели его впускать. Мы опять попросили, чтоб он остался. Нам разрешили только до 7 утра. У нас не было сил ни с кем спорить. Главное, что сейчас мы по-прежнему вместе.
В палате еще стояло 2 кровати. В этот раз муж лег на соседнюю, так как ее не увезли. Мне было страшно находиться от него на таком, как мне казалось большом расстоянии (1-2 метра).
Все закончилось, думали мы. Это Все. Нам казалось, что больше ничего не случится, но мы ошибались.
Наступил вторник
Утром к нам начали приходить уже совсем другие врачи и услышав про шестикратное обвитие говорили:
- «Что-то вы в жизни делаете не так. Повернитесь лицом к богу».
Ни один врач не сказал по-научному, почему это произошло. Они не тратили на нас больше 2х минут. То, что здесь не врачи, а служители господа, меня уже не удивляло. «На все воля божья» - я слышала много раз.
Никто ничем не поможет
В этот день к нам снова пришла моя ЛУЧШАЯ врач Майшина М.Ш. До ее прихода, я перелопатила интернет и мне снова становилось нестерпимо больно от понимания, что обвитие должны были увидеть и предпринять хоть какие-то меры для спасения нашей доченьки.
Тот тревожный сигнал, с которым я обратилась говорил о том, что дочка задыхается. Они должны были это увидеть. Но я была вне очереди «МАМАША ПАНИКЕР». Не захотели тратить время ни на Доплер ни на КТГ. Это же не по графику. Не по их чертовому смертельному графику.
Возможно тогда у нее еще не было 6 петель. Возможно было меньше. Можно было назначить срочно какие-либо препараты чтоб помочь малышке получать питание даже через передавленную пуповину, чтобы у нее хватило сил размотаться обратно. Назначить мне гимнастику, я не знаю, стоять на голове иличто-то еще. Да что угодно! ГЛАВНОЕ- хотя бы увидеть эти петли и постараться спасти наше счастье...
Изучив малую часть информации про обвитие детей, мне было невыносимо слушать своего Врача. Она говорила: «Мы не можем это увидеть, даже если бы увидели мы бы ничего не смогли сделать, так бывает».
Зачем, тогда объясните мне мы ходим в эти клиники, если никто ничего не может сделать? Я не знаю, была ли жива сейчас наша Аришка, если бы это увидели сразу и не наплевали на мое самообращение, но хоть попытаться были должны.
Этого я не узнаю, так как от того наплевательского УЗИ у меня нет ничего. Врач даже не распечатала результат.
Показалось что все закончилось
В этот вторник к нам наконец то прикрепился врач (Тлегенкызы Каргаш), который все объяснял и с пониманием относился. Меня это очень удивило, она не делала ничего особенного, но на фоне всех предыдущих врачей, на нее я смотрела как на святую. Я очень ей благодарна, что она хотя бы не добила меня. Она осмотрела меня и не пожалев целых 20 минут своего времени, рассказала нам все, что мне предстоит, какие будут процедуры, что, если все будет хорошо, завтра после УЗИ меня выпишут.
Я впервые за четверо суток выдохнула. Но это продлилось не долго.
Муж утром спустился в отделение патологоанатомов, для того чтобы уточнить процедуру как нам забрать малышку. Вскрытие не показало ни единого порока или отклонения у нашей доченьки. Его звонок из Цоколя вверг меня в очередной шок. Оказывается, мне (истекая кровью) нужно срочно спуститься и подписать какие-то бумаги, иначе, вообще нашу девочку обследуют и сожгут. Если бы моего мужа не было рядом, и он не пошел бы к ним, то вполне возможно, пока бы я пришла в себя, нашу доч
Дата публикации:

Обидчик: Ннцмд

Страна: Казахстан   Область: Астана

Категория: Другое

0 комментариев

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Пожалуйста, зарегистрируйтесь на сайте, это займет несколько секунд.




Быстрая регистрация через соцсети:
Войти через FacebookВойти через Google+Войти через ВКонтактеВойти через Яндекс